Размышления о смерти

Автор статьи: 
Дарья Шаталова
Размышления о жизни и смерти

Размышления о жизни и смерти

Сейчас, когда я подхожу к последней черте своей жизни, мои взгляды прошли полный круг. Старое высказывание хасидизма (иудаизма) хорошо суммирует простой смысл существования: «Роковой конец находится по обе стороны, между ними только жизнь». Полстолетия моей врачебной практики показывают, что ничто так не портит жизнь, как обреченность. В глубине души такая возможность гнетет каждого.

Большой эволюционный скачок принес полное понимание того, что смерть является неотъемлемой тенью жизни. Вместо того чтобы признать неотвратимость смерти, человек начинает заниматься лицемерием и мистификацией. Запутанные ритуалы различных культов и религий появились, главным образом, из-за отказа признать неумолимый конец жизни. Эта сильная какофония отрицания и неприятия не может заглушить тиканье метронома жизни, которое с каждым днем приближает неизбежную смерть. Каждое ритмичное тиканье означает ход часового механизма. Конец — это остановка. Время закончилось. Черная дыра холодной пустоты поглотила жизнь. Мы не в силах понять, что есть пустота, бесконечность или вечность. Наш мозг запрограммирован на начало и конец. Нам непонятно, когда то и другое затягиваются. Люди больше боятся того, что смерть длится слишком долго, а не того, что жизнь коротка. Нас охватывает тревога, когда мы думаем, что нас больше никогда не будет.

В начале своей профессиональной деятельности я полагал, что действительно верующие люди достигают духовного умиротворения, заглушая злую силу сомнения. Однако в дальнейшем ультраортодоксальные раввины, бывшие и настоящие мои пациенты, убедили меня в обратном. Они также сражаются со змеей счетчика времени, который всегда запрятан в глубокой каверне их мозга. Эти раввины, купаясь в набожности, прославляют смерть как осуществление жизненной судьбы. Они говорят, что с нетерпением ждут последнего дня как момента блаженного воссоединения со Всемогущим Богом. Однако их действия ставят под сомнение глубину их веры. Блеск набожности мутнеет, как только они обращаются за медицинской консультацией и тщетно стремятся отсрочить радостное воссоединение с Богом точно так же, как поступают те, кто не верит в загробную жизнь.

Что такое жизнь и смерть

О болезни и умирании написано немало. В подростковом возрасте я прочитал две работы, которые раскрыли передо мной сущность смерти, — «Смерть Ивана Ильича» Толстого и «Волшебная Гора» Томаса Манна. Эти две книги произвели на меня тяжелое впечатление. Грусть была связана не с самой смертью, а с одиночеством, которое испытывает умирающий. Последние ступени человек осиливает с трудом, абсолютно один, нагой и усохший.

Люди, привыкшие к общению, плохо переносят одиночество. Мы пытаемся убедить себя в том, что жизнь дарована нам навсегда, а умирают другие. Несмотря на логическое мышление, мы склонны отрицать неизбежное. Однако если человек не примирится со смертью, то его жизнь не будет полноценной. По словам Альберта Камю, «грешить против жизни — это не столько терять в нее веру, сколько надеяться на какую-то другую жизнь и избегать неоспоримого великолепия этой жизни». Парадокс в том, что озабоченность мыслями о смерти или ее отрицание оставляют нас в конечном счете неподготовленными к ее неизбежности. Возвращаясь к Камю, процитирую, что «освобождение возможно лишь в примирении со смертью. После этого нет невозможного».

Хотя общественность надеется, что врачи мудро подходят к вопросу о смерти, последние не обладают более проницательным взглядом, чем другие люди. Чтобы понять смысл жизни и тайну смерти, лучше обратиться к поэтам, философам и теологам. Однако врачи имеют опыт наблюдения за процессом умирания и, конечно, часто определяют направление окончательного удара, выступая в роли либо инициаторов технологического бесстыдства, либо оркестрантов безмятежного ухода.

Душа во время смерти

Вся моя профессиональная деятельность была связана с лечением пациентов с серьезными кардиологическими болезнями. Слишком часто, мне приходилось наблюдать умирающих, близко с ними общаться и узнавать, что тяготит очень больных и пожилых людей. Они страдают не от того, что находятся на пороге смерти, а от мучительного процесса умирания. Я убежден, что медицина имеет несравнимую возможность ослабить для большинства больных тяжесть и страх умирания. Она может сделать более гуманной последний этап жизни и придать ему достоинство, которое для большинства людей недостижимо.

Процесс умирания включает множество факторов. Прежде всего, быстро ли наступает смерть, или процесс затягивается. В случае внезапной смерти у пострадавшего нет проблем. Почти две трети пациентов с заболеванием коронарной артерии умирают неожиданно, смерть — первый показатель, что умершие имели серьезные кардиологические проблемы. Многие предпочитают такой финал. Однако я не считаю, что это наилучший исход. Смерть неразрывно связана с жизнью, чтобы так бесцеремонно поступать с ней. Внезапная смерть не готовит тех, кто остается, к принятию абсолютной утраты. Мертвое тело не является ключевым персонажем в наступившей драме. Главным оказывается тот, кто остался, выжил, страдает и должен продолжать жить.

Готовность к смерти

По словам немецкого философа Людвига Фейербаха, «смерть является таковой лишь для живых». По сути, смерть — это цена, уплаченная за все то, что мы ценили в жизни. Один из моих пациентов, страдающий раком печени, отрешенно выразил эту же мысль: «Смертью мы должны заплатить богам долг нашей жизни».

Внезапная смерть, кажущаяся таким легким исходом, оставляет целое поле, усеянное неразорвавшимися эмоциональными минами, от которых нельзя избавиться. Они прочны и периодически выпускают заряды, причиняющие боль и вызывающие раскаяние. Внезапная смерть жены или мужа, родителя, брата или сестры, друга подобна непредвиденному пути, к которому мы не готовы. Такая смерть оставляет печать незаконченности, вызывает длительное присутствие видений, преследующих живых.

Смерть и жизнь

Психологически люди чрезвычайно легко адаптируются, но адаптация принимает деформированный характер, когда смерть наступает внезапно и неожиданно. Чтобы привыкнуть, требуется такое лекарство, как время. Внезапная смерть ликвидирует эмоциональное пространство, необходимое для примирения с потерей. Нерешенными остаются финансовые проблемы, завещания, вопросы передачи прав на недвижимость. Еще более серьезным является тот фактор, что человеческие отношения приобретают беспорядочный характер. Не следует строить иллюзий, будто несколько последних дней могут чудодейственным образом исправить накопленные старые проблемы и залечить глубокие раны, нанесенные в течение жизни. У смерти нет такой магической силы. Тем не менее, любой разговор, даже поверхностный, может принести облегчение. Простое проявление сочувствия и внимания является началом прощения, облегчением тяжести испытываемой вины. Последнее «прости» становится символической связью, заключительным актом воссоединения, что очень важно для живущих.

Конечно, внезапная смерть предпочтительней медленного и болезненного умирания, которое ожидает большинство людей, находящихся в лечебных заведениях. По крайней мере 80% американцев умирают в изоляции, вдали от дома, не в своих постелях и без близких. Умирающий больше всего старается сохранить свою человеческую индивидуальность, но проигрывает в этой борьбе. Даже в лучших госпиталях все организовано таким образом, чтобы лишить человека индивидуальности, инфантилизировать и уничтожить волю. Пациента изолируют от всего, что ему дорого, знакомо и говорит о сочувствии. К лишению индивидуальности добавляется узурпация неизвестными людьми права принимать жизненно важные решения. Смысл жизни исчезает, когда такие основные функции организма, как дыхание и питание, передаются механическим устройствам. В таких условиях человек лишен бытия.

Умирание помаленьку, когда человек еще достаточно активен, вызывает у больного волнение и сдерживаемый гнев. В современном госпитале множество специалистов бегают с места на место; пациенты толком не знают, кто их лечит и к кому обратиться. Даже наши районные врачи — зачастую незнакомые люди, которые не знают, кто мы, как живем и как хотим умирать.

Возможно, нам также неловко задавать трудные вопросы или выражать недовольство по поводу лечения. Когда не знаешь, к кому обратиться и чувствуешь себя беспомощным перед громоздящейся бюрократией, начинаешь злиться на себя. В результате усиливается любое недомогание, связанное с болезнью, и болеутоляющие средства скорее притупляют, а не улучшают состояние больного. Это ускоряет мучительный процесс психологического и умственного умирания. В некоторых случаях последние дни становятся жестокой пыткой, истинным погружением в ад.



С этой статьей еще читают

Добавить комментарий

Сейчас комментируют

Надя
У меня после родов была такая боль. Просто роды тяжелые были. Ноющая боль в пояснице у женщин: симптомы и основные причины
Елена
Здравствуйте.Мне 35 лет.Последние 6 лет мучаюсь от странной болезни... Внутричерепное давление: причины и лечение
Татьяна
Соглашусь, что при экземе без мази просто не обойтись, особенно сухой Сухая экзема на ногах: что делать и как лечить?
Лилия
А вот интересно: если боль с позвоночником не связана, от обезболивающ Ноющая боль в пояснице у женщин: симптомы и основные причины